Спасти нерядовой завод

Спасти нерядовой завод
В 80-е годы «Авангард» был одним из крупнейших предприятий Стерлитамака. Здесь трудились 7000 человек, имелась мощная социальная база – ведомственная больница, пионерлагерь «Звездочка», ДК им Гагарина и т.д. Но за короткое время все это было потеряно. В начале двухтысячных само существование некогда процветавшего предприятия оказалось под вопросом. Ценой невероятных усилий огромного количества людей завод удалось спасти. О том, как это было, рассказал один из главных участников событий – генеральный директор ФКП «Авангард» Азгат Ибрагимов.

- Я вернулся на «Авангард» в марте 2004 года. За два года до этого меня буквально заставили уволиться с завода и я неплохо обосновался в Казани. Но руководство республики быстро поняли, что сместив меня подтолкнуло «Авангард» к краху и вновь пригласило меня на пост генерального директора. Меня не было всего два года, но это времени хватило, чтобы практически уничтожить «Авангард».

Состояние завода было ужасающим. Ничего не работало. Рядом с проходной лежало 900 тонн срезанного оборудования, которое пытались сдать в металлом. Предприятие было отключено от тепла и света. В темное время суток работники заводской администрации вынуждены были жечь свечи. От семитысячного коллектива осталось всего 600 человек. При этом задолженность по зарплате составляла 65 миллионов рублей. У завода даже не было лицензии на деятельность! А бывшие его руководители либо отправились за решетку, как это произошло с экс-заместителем главы администрации Стерлитамака Вячеславом Зиновым, либо – в Москву, предварительно «успешно» продав имевшееся на предприятии оборудование. Ситуация была патовой, но с чего-то надо было начинать.

В шаге от гибели

В первую очередь я сосредоточился на решении вопроса зарплаты. Но встретил неожиданное противодействие со стороны бывших руководителей «Авангарда». Именно они накопили долги и довели завод до ручки, а потом вдруг «прозрели» и принялись подавать на меня иски в суд. Причина?
Ибрагимов не рассчитался с ними по зарплате! Я понимал, что это попытки отвести внимание от расследования их деятельности на заводе, но простым работникам это было не объяснить. К тому же бывшие руководители стали подбивать людей на организацию митингов против меня. Несмотря на давление, мне все же удалось снизить задолженность по зарплате. Но тут пришла беда, откуда не ждали.
Арбитражный суд РБ вынес решение о начале процедуры банкротства ФГУП «Авангард» по обращению одного из кредиторов - московской компании «Траст-С». Согласно представленным ею бумагам они приобрели у АКБ «Нефтехимбанк» долг «Авангарда» на 102,4 миллиона рублей. Я знал о долгах предприятия в бюджет и перед «Башкирэнерго», но о «Траст-С» слышал впервые. Удивительное дело наш суд. На тот момент ФГУП «Авангард» задолжало свыше 600 миллионов рублей налоговых платежей и более 300 миллионов рублей энергетикам, но московскую фирму поставили впереди всех кредиторов.

Что-то надо было делать. Пошел на прием к премьер-министру РБ Рафаэлю Байдавлетову. Стал возмущаться: «Зачем вы меня позвали?! Завод подведен под банкротство, и никто ничего не делает». Байдавлетов сказал, что я не прав: в республике знают о сложившейся ситуации и помогут из нее выйти. По его инициативе я встретился с председателем Арбитражного суда РБ Фанилем Сафиным, объяснил, что если процедуру внешнего управления все же введут, завод пойдет на металлолом. Руководитель суда пообещал, что все будет идти в рамках законодательства и раньше времени вводить внешнее управление никто не станет.

Обо всех своих шагах в рамках процедуры банкротства я постоянно докладывал своему непосредственному руководству в Москву. Меня принял руководитель Федерального агентства по вооружению Борис Алешин. Он пообещал помощь в расчетах с кредиторами.

Им нужна была наша земля

Параллельно с общением с людьми в федеральном агентстве, я вел работу и с нашим кредитором – компанией «Траст-С». В Москве встретился с ее представителем, объяснил, что завод мертвый, и его остаточная стоимость всего 300 миллионов рублей. Зачем он им?

- Дайте нам заработать, и вы получите свой долг, - пообещал я. - Давайте разработаем план реструктуризации долга, и в течение 10-15 лет мы с вами рассчитаемся.

Но это их явно не интересовало. Мой пыл тут же охладили: «Ничего, ничего. Мы со всеми договоримся. У нас есть выходы на силовиков, в том числе и на Алешина. Вы особо не усердствуйте, мы за вас всё решим».

А процедура банкротства шла своим чередом. Первым внешним управляющим был назначен Кудачкин. Он особо в наши дела не лез и за это ему отдельное спасибо. Главной задачей на тот момент было, как можно дольше затянуть процедуру внешнего наблюдения. Мы понимали, что когда будет введено внешнее управление, завод станет банкротом, и все его имущество уйдет с молока. А главное - сотни гектар земли, которую занимает предприятие, достанутся рейдерам за копейки. В этом и была главная цель поглощения «Авангарда».

Посоветовавшись со Спартаком Ахметовым, а он самым непосредственным образом занимался судьбой завода, решили, что нужно договориться с судебными приставами об отсрочке исполнительного производства. Федеральный инспектор по РБ Энгельс Кульмухаметов посодействовал в том, чтобы меня принял главный судебный пристав республики Зариф Байгускаров.

В декабре 2004 года вместе с первым заместителем главы администрации Николаем Кирилловым отправились в Уфу к Байгускарову. Объяснили сложившуюся ситуацию. Предложили такую схему: 80% от заработанных средств направлять на текущую деятельность, 20% - на выплату долгов. По-другому рассчитываться с кредиторами не было возможности. Но главный судебный пристав поверг нас в шок, заявив, что компромиссов не будет, а я закончу также как и мои предшественники – в тюрьме.

В том, что события будут развиваться в подобном русле, я убедился быстро. В апреле 2005 года против меня в первый раз попытались возбудить уголовное дело. Повод - невыплата заработной платы. Но я не сидел, сложа руки.

Люди, которые спасли «Авангард»

В истории «Авангарда» вместе с когортой тех, кто добивался банкротства предприятия, была и противоположная сторона, которая активно противостояла рейдерам. В их числе и Муртаза Рахимов, и Спартак Ахметов, и Энгельс Кульмухаметов, и министр внешнеэкономических связей правительства РБ Борис Колбин, и первый заместитель главы Стерлитамака Николай Кириллов, и председатель Арбитражного суда РБ Фаниль Сафин, и депутат Госдумы от Стерлитамака Анатолий Старков и многие другие. Этих людей очень много, но мне хотелось бы отметить бывшего депутата Госдумы от КПРФ Владимира Петошина.

Я встретился с ним в санатории «Зеленая Роща» и рассказал о том, что предприятие «Авангард» - опора оборонной мощи страны - попало под атаку рейдеров и со дня на день может пойти на металлолом. Он пообещал помочь и уже через несколько дней сообщил, что меня готов принять Станислав Борисович Пугинский. На тот момент Пугинский занимал пост заместителя руководителя Федерального агентства по промышленности и курировал вопросы, связанные с управлением госимуществом, предупреждением банкротства подведомственных организаций. Это человек сыграл главную роль в спасении «Авангарда». Его имя должны знать все горожане.

В поглощение завода были вовлечены профессиональные рейдеры. Для них «Траст-С» было только прикрытием. Это был целый блок высокопоставленных чиновников, среди которых много силовиков. Им удалось сломать всех, за исключением Станислава Пугинского.

После нашей встречи Пугинский инициировал появление на свет постановления правительства РФ от 3 августа 2005 года «О выводе из кризиса ФГУП «Авангард». В нём были указаны первоочередные шаги по непосредственному финансовому оздоровлению: во-первых, выяснить, откуда взялся долг перед компанией «Траст-С», во-вторых, выделить резервный фонд помощи предприятию.

Дальше я контактировал именно с Пугинским. В то время больше пришлось жить в Москве, чем в Стерлитамаке. В 2005 году я был там 20 раз, в 2006-м - 26 раз. Главной задачей для меня стал перевод завода в разряд федеральных казенных предприятий (ФКП). Этот статус позволил бы получить государственные субвенции на покрытие всех долгов. И первое, что надо было сделать на этом пути, - нейтрализовать кредиторов. На декабрь 2005 года было намечено собрание кредиторов, на котором должен был решиться вопрос о переходе к внешнему управлению. Но оно не состоялось. Путем закулисных переговоров, которые устроило нам руководство республики, удалось убедить главных кредиторов - налоговиков и энергетиков - на него не являться. Представители «Траст-С» уехали ни с чем.

Другим важным шагом на пути спасения «Авангарда» стало совещание 27 декабря 2005 года, на котором Пугинский собрал всех руководителей федерального агентства, и они пришли к единому мнению, что особых препятствий для того, чтобы «Авангард» стал федеральным казенным предприятием, нет. Надо было только приостановить процедуру банкротства. В этот же день вопрос о придании «Авангарду» статуса ФКП был вынесен на заседание правительства России. Сообщи там кто-нибудь информацию о том, что наше предприятие находится в стадии банкротства, у нас могли бы возникнуть серьезные проблемы. Заседание должен был вести заместитель министра промышленности и энергетики РФ Виктор Реус, но в последний момент его сменил Пугинский. Удача была на нашей стороне. Вопрос о придании статуса ФКП «Авангарду» был решен в нашу пользу.

Параллельно шла работа с башкирскими чиновниками. В нашей борьбе нам активно помогал министр внешнеторговых связей Борис Колбин. Но затем вместо него заниматься нашим вопросом в правительстве РБ было поручено Николаю Пучнину. И в первый же выезд в Москву в Белый дом с ним и ещё с двумя директорами оборонных предприятий республики нас ждало жестокое разочарование. Пучнин попал на прием к руководителю федерального агентства по вооружению Борису Алешину и вышел от него в приподнятом настроении: «Все хорошо. «Авангард» будем банкротить». Я был убит и вновь пошел к Пугинскому. Он сказал, что Пучнин - не главный игрок и надо дальше вести работу по созданию федерального казенного предприятия.

В феврале 2006 года нам удалось отменить ещё одно собрание кредиторов. «Траст-С» продолжал настаивать на введении внешнего управления. В марте мы вновь срываем собрание кредиторов. Здесь нам помог внешний управляющий Кудачкин, который прямо на собрании сложил с себя обязанности, а без назначения нового управленца решить ничего нельзя. Тем временем 22 февраля 2006 года из правительства России вышел протокол№1 о придании «Авангарду» статуса ФКП. Бюрократический маховик завертелся, но до окончательного решения вопроса ещё требовалось несколько месяцев.
Чтобы потянуть время, я добился введения для внешнего управляющего формы допуска №1 для работы на оборонном предприятии. Таких специалистов в нашей стране единицы. Начались длительные поиски внешнего управляющего. Нам привозили кандидатов, но мы заявляли отвод - форма допуска не позволяла. Время работало на нас. В Москве нас уверяли, что уже в мае 2006 года мы получим статус ФКП.
Понимая, что завод, который уже был практически в руках, уходит, рейдеры начали давить на меня. В 2005-2006 гг. прокуратура Стерлитамака трижды возбуждала, а затем закрывала уголовные дела против меня. Затем мое дело затребовал сам прокурор республики Сергей Хуртин. В 2006 году уголовное дело на меня уже возбудили в прокуратуре РБ. Его вёл следователь по особо важным делам. Активность республиканской прокуратуры чуть было не свела на нет всю работу по переходу «Авангарда» в собственность государства.

Шпионские страсти

17 августа 2006 года следователь вызвал меня на очередной допрос в Уфу. Я понимал, что, скорее всего, буду арестован, поэтому по совету влиятельных чиновников лег в больницу. Когда крутишься под таким давлением, всегда найдется масса причин, чтобы попасть на больничную койку. Но тут выясняется, что 17-го мне надо быть в Москве – готов приказ о переводе «Авангарда» в ФКП, а у меня на руках подписка о невыезде и вызов на допрос. Мне вызвался помочь один из высокопоставленных чиновников, близкий к Муртазе Рахимову, пообещавший поговорить с Хуртиным и помочь с выездом в Москву. Мы вместе пошли к прокурору республики, и он дал личные гарантии, что я не сбегу. Тот нехотя, но добро на поездку дал. Но прокурорское обещание действовало недолго. 19 августа в Москву мне позвонил следователь и потребовал, чтобы я явился к нему для предъявления обвинения. В этот же день на завод пришел оперативник ФСБ выяснять, где Ибрагимов остановился Москве и когда собирается возвращаться. Я понял, что путь домой мне отрезан. Оставалось только сидеть в Москве и ждать появления на свет долгожданного документа. 24 августа 2006 года мне вручили приказ о придании «Авангарду» статуса Федерального казенного предприятия. Победа! Назад в республику я возвращался через Казань и по прибытию снова лег в больницу. Следователь вызвал к себе врача и стал спрашивать, не симулирую ли я болезнь? Боясь подставить врача, поехал в Уфу. Мне предъявили обвинения сразу по нескольким статьям: и невыплата зарплаты, и растрата, и злоупотребление должностными полномочиями (статьи 145, 160, 201 УК РФ). Прямо бери меня и ставь к стенке. Я спасал завод, а мне грозило более 10 лет тюрьмы. И почему? Все дело в том, что кто-то решил воспользоваться ситуацией, купив «мусорные» бумаги предприятия, давно исключенного из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) - АКБ «Нефтехимбанка», - чьи обязательства истекли, и решил завладеть лакомым куском. Далее началось преследование со стороны судебных приставов. На протяжении пяти лет нас пытались принудить признать долги перед компанией «Траст-С». За это время приставы изъяли 36 миллионов рублей - государственных субсидий, выделенных нам правительством России. Статус ФКП дал возможность закрыть долги «Авангарда» на сумму более 1 миллиарда рублей! Долг же перед «Траст-С» не признал наш собственник - правительство России.

Кстати, совсем недавно в декабре 2013 года Арбитражный суд Москвы ещё раз доказал факт, что действия и компании «Траст-С», и судебных приставов были вне закона. Не могло быть исковых требований в адрес любого юридического лица, начиная с 5 сентября 2005 года, с момента как «Нефтехимбанк» был исключен из ЕГРЮЛ. Сегодня «Авангард» сам выступает истцом к службе судебных приставов с требованием возвращения изъятых средств и имущества, мы пытаемся привлечь к ответственности и московскую фирму за мошеннические действия.

Только в 2010 году Верховный суд РБ прекратил моё уголовное преследование в связи с отсутствием состава преступления. Все эти годы сфабрикованное дело висело надо мной дамокловым мечом и не давало нормально жить.

Сегодня у нас одна задача - возродить завод. В настоящий момент на предприятии работает 1200 человек. Только за 2013 год гособоронзаказ на предприятии увеличился в несколько раз. Но мы не зависим от объемов гособоронзаказа, а сами ищем пути по зарабатыванию денег. Уже принято решение на одной из площадок ФКП «Авангард» построить шинный завод. Также внедряется проект по производству компонентов для космической отрасли. Это совершенно новое для республики производство, на его базе появятся 300 новых рабочих мест. Воплощаем в жизнь и совместные проекты, так с группой компаний ТАУ провели ремонт очистных сооружений завода. Нефтехимики получили доступ к очистным, а мы провели дорогостоящий ремонт, который в одиночку нам было сложно осилить.

Наше предприятие выстояло. А вот на тех городских заводах, где не стали бороться за свои рабочие места, все рухнуло. И это урок для всех нас.

Записал воспоминания Эмиль ШАЯХМЕТОВ

Короткая ссылка на новость: http://sos-str.ru/~tU3ea
 
 
Чтобы оставить свой комментарий, войдите на сайт или зарегистрируйтесь .