При правильной эксплуатации подземные хранилища промстоков никакой опасности для населения не представляют

При правильной эксплуатации подземные хранилища промстоков никакой опасности для населения не представляют

26.03.14 13:19

Начальник лаборатории гидрогеологии и подземной гидродинамики ВНИПИПромтехнологии Н.Приходько: "При правильной эксплуатации подземные хранилища промстоков никакой опасности для населения не представляют"

В 1960-е годы в Башкирии были проведены подземные ядерные взрывы. Один из созданных в результате них объектов - "Кама-1" - сейчас использует для хранения своих промышленных стоков ОАО "Газпром нефтхим Салават", а расположенный рядом со Стерлитамаком объект "Кама-2" эксплуатирует ОАО "Башкирская содовая компания". Местные экологи и блогеры неоднократно высказывали опасения по поводу работы этих объектов. О том, что в реальности представляют из себя "Кама-1" и "Кама-2", возможны ли там техногенные аварии, и насколько они опасны для местного населения, в эксклюзивном интервью агентству "Интерфакс-Поволжье" рассказал один из создателей этих объектов, начальник лаборатории гидрогеологии и подземной гидродинамики Всероссийского научно-исследовательского и проектно-изыскательского института промышленных технологий (ВНИПИПромтехнологии) Николай Приходько.

- Николай Корнеевич, для каких целей проводились подземные ядерные взрывы в Башкирии? Были ли они исследованиями ученых или экспериментами военных?

- В советские времена существовала специальная программа N7, утвержденная правительством СССР. Она предусматривала использование подземных ядерных взрывов в мирных целях в самых разных областях горного дела. Например, для глушения газовых фонтанов, которые не могли погасить обычными способами. Так в свое время было погашено пять газовых фонтанов. Взрывы также производились для увеличения добычи нефти и газа, дробления горных руд, создания подземных хранилищ газоконденсата и газа, подземного захоронения промышленных стоков и глубокого сейсмозондирования Земли. На основании результатов таких исследований позже был открыт целый ряд месторождений.

- Проводились ли подобные подземные ядерные взрывы в других регионах страны?

- Подземные ядерные взрывы в мирных целях проводили не только в Башкирии. Всего в СССР провели 124 таких взрыва. Из них 82 - в России, 38 - в Казахстане, 2 - в Узбекистане и по одному - в Туркмении и на Украине. В том числе, два объекта для подземного захоронения промстоков, одинаковые по технологии и конструкции, появились в Башкирии. Объект "Кама-1" находится в 25 км от города Салават, а "Кама-2" - в 40 км от Стерлитамака.

- Почему для создания спецобъектов использовали ядерные взрывы?

- В те годы министерство химической промышленности обратилось в министерство атомной промышленности с просьбой соорудить два объекта для захоронения промстоков. Захоронить их через обычные скважины было нельзя, поскольку промстоки содержат большое количество взвешенных частиц. В свою очередь, подземный ядерный взрыв улучшает емкостные и фильтрационные свойства горных пород. Скважина может принять больше стоков.

Некоторые представляют себе, что закачка стоков происходит в полость, образованную взрывом. Но это совершенно не так. Принимает стоки пласт. Просто улучшается так называемая приемистость (характеристика, указывающая на возможность закачки - ИФ) скважины. В результате взрыва действительно образуется полость, которая затем под горным давлением заполняется обломками пород – так называемый столб обрушения. В нем есть пустоты и трещины, облегчающие работу со скважиной.

В столбе обрушения образуется межобломочное пространство, где накапливаются взвешенные частицы. То есть, они не идут в пласт, поэтому скважина работает длительное время без необходимости кислотных обработок и восстановления. В отличие от обычной скважины, которая быстро теряет свою производительность из-за образования осадка.

- Какие объемы промышленных стоков спускают предприятия в подземные хранилища?

- В настоящее время на "Каме-2" закачивается 4 тыс. кубометров промстоков в сутки. Всего там закачано около 40 млн кубометров промстоков. Представляете, если бы все они были сброшены в ближайшую реку Белая?

На "Каме-1" закачано примерно 4 млн кубометров. Сейчас закачивается 700 кубометров в сутки. Но эти стоки более токсичные из-за того, что являются отходами производства гептила, неотъемлемой составной части ракетного топлива. Вначале промстоки с гептилом пытались сбрасывать в очистные сооружения, но находившиеся там бактерии сразу гибли. Поэтому и было принято решение о строительстве этого объекта.

- Есть ли другие подземные хранилища промышленных стоков в России и за рубежом?

- Подземное захоронение промстоков широко распространено и в нашей стране, и за рубежом. У нас они предусмотрены законом о подземных недрах, и имеются, например, в Томской, Ульяновской, Кировской, Оренбургской и Волгоградской областях, Красноярском крае. Очень много скважин для закачки промстоков в США, в Европе несколько меньше. То есть, подобный способ захоронения очень распространен. Но укрупненных в результате подземного взрыва скважин только две – "Кама-1" и "Кама-2". При правильной эксплуатации они никакой опасности для населения не представляют.

- Что сейчас происходит с объектами "Кама-1" и "Кама-2". Кто следит за ними, кто охраняет? Можно ли туда попасть постороннему человеку?

- Оба объекта работают. Что касается охраны, то с ней все в порядке. Требования к охране этих объектов предъявляются серьезные. Так, например, территория объекта "Кама-2" огорожена колючей проволокой, для въезда есть ворота, на которых установлен кодовый замок. По всему периметру включена охранная сигнализация, которая при несанкционированном проникновении издает звуковой и световой сигнал. То есть, незаметно туда никто не пройдет. У операторов есть также тревожная кнопка, а у предприятия заключен договор с вневедомственной охраной для предотвращения случаев незаконного вторжения. Но за 40 лет подобных инцидентов не было, проникнуть никто не пытался. Попасть туда можно только с разрешения предприятия. Контролирует охрану и безопасность объекта само предприятие, МВД и спасатели.

- А кто следит за радиационной безопасностью территории?

- Если мы говорим об объекте "Кама-2", то на самом предприятии ("Башкирская содовая компания") имеется лаборатория с соответствующей аккредитацией. Ее специалисты регулярно выезжают на объект и проверяют состояние радиационной обстановки на промплощадке.

Кроме того, раз в пять-шесть лет проверяется не только сама площадка, но и ее окрестности. Специалисты берут пробы грунта и воды, а также собирают образцы растений. Потом в лабораториях анализируют содержание радионуклидов в этих пробах и образцах.

Такие исследования проводились лабораторией нашего института. Но поскольку мы являемся авторами проекта, в последнее время приглашали других специалистов. Например, ООО "Экогеосервис" из Тюмени.

- Публикуются ли результаты таких исследований? Доступны ли они для желающих ознакомиться?

- Результаты этих исследований и проверок излагаются в отчетах, которые потом направляются на предприятия. Эти данные не секретны. В интернет они, конечно, не выкладываются, но заинтересованные люди при желании могут их получить.

- На каком основании используются эти объекты? Необходима ли какая-либо разрешительная документация?

- Естественно, что просто так закачивать промстоки нельзя. Для этого создается проект, в котором дается обоснование возможности, целесообразности и безопасности работы объекта захоронения этих промстоков. Соответствующие документы рассматриваются в государственной комиссии по запасам полезных ископаемых, которая делает экспертное заключение и передает его в Роскомприроднадзор. В свою очередь, Роскомприроднадзор выдает лицензию, в которой указано по какое время может работать объект.

Проекты "Кама-1" и "Кама-2" разрабатывал наш институт. Лаборатория, которую я возглавляю, ведет авторский надзор над этими объектами: мы регулярно выезжаем для исследований, готовим отчеты и передаем их предприятию-заказчику. Вместе с нами работают геофизики от предприятия, которое тоже имеет соответствующую лицензию. Они проводят измерения в скважинах. Результаты их исследований также включаются в отчет.

Я начал участвовать в подобных проектах еще в 1970-е годы, когда бурились первые скважины. Наибольшее время я уделял "Каме-1" и "Каме-2", поскольку я являюсь научным руководителем по этим объектам с самого начала. И потому, можно сказать, наиболее информирован по этим вопросам.

- "Башкирская содовая компания" размещает в подземном хранилище дистиллерную жидкость. Что она собой представляет и насколько может быть опасна?

- Этой дистиллерной жидкостью и являются промышленные стоки. Они представляют собой минерализованную жидкость, содержащую ионы натрия, кальция, а также хлорид-ионы. По своему качественному составу дистиллерная жидкость схожа с пластовой водой, только наши стоки менее минерализованные (концентрация ионов металлов и хлоридов в них меньше - ИФ). Кроме того, в пластовых водах содержатся токсичные сернистые соединения. В итоге, когда мы закачиваем промстоки соды, то пластовые воды становятся даже менее токсичными, потому что разбавляются этой дистиллерной жидкостью.

Но сбрасывать в реку эту жидкость все равно нельзя, поскольку, по сравнению с обычной водой, минерализация в стоках повышенная, и погибнут рыбы. Кроме того, такая вода из-за высокой солености малопригодна даже для технических нужд.

- Что произойдет с объектами после окончания срока их эксплуатации?

- Скважины должны быть соответствующим образом зацементированы, а на них поставлены специальные пробки. Есть строгие нормы, согласно которым должны закрываться эти объекты. Сам участок земли после ликвидации скважины может быть сдан в эксплуатацию для других производственных нужд. Аналогичным образом ликвидируются нефтяные и газовые скважины.

- Существует ли вероятность попадания промышленных стоков из вышеуказанных объектов в водозабор?

- Я читаю отзывы в интернете, после которых возникает странное впечатление. Некоторые, например, пишут, что ресурс объектов практически исчерпан, они якобы вскоре переполнятся, промстоки попадут в реки Белая, Кама, Волга и Каспийское море, а территория Башкирии превратится в безжизненное пространство. С одной стороны смешно, с другой – грустно. Грустно от того, что некоторые люди могут в это поверить.

Попытаюсь объяснить популярно, не прибегая к научным терминам. Как они могут попасть в реки и дойти до Каспийского моря? Люди воспринимают подземные хранилища как наземные резервуары, которые могут переполниться, и вода оттуда выльется в реку. Там физика совершенно другая. Когда мы закачиваем промстоки в хранилище, на устье скважины существует определенное давление. После прекращения закачки давление в течение нескольких дней быстро падает. Если вы вдруг захотите пустить промстоки в реку Белую, то нужно погружать в скважину насос, выкачивать стоки и направлять в Белую. Я надеюсь, никто этим не займется.

Мне могут ответить: вы закачали промстоки под землю, они пройдут по рабочему горизонту и отправятся в Белую. Но глубина реки не более 50 метров, а рабочий горизонт находится на глубине свыше 2 тыс. метров. Тоже не получится.

Вот еще почему промстоки не попадут в реку… Радиус горного отвода на "Каме-2" составляет 2,3 тыс. метров. Дальше него промстоки не пойдут. Между тем, расстояние до Белой 40 км.

Кто-то может возразить и совершенно справедливо: "Вы качаете при высоком давлении, а вдруг у вас сорвало задвижку, пробило фланцы (деталь, соединяющая трубы - ИФ), и промстоки начнут изливаться?" Такой случай возможен. Но, когда проект разрабатывается, предусматриваются все возможные варианты.

Во-первых, арматура на скважине установлена с большим запасом. Во-вторых, как я уже говорил, во время закачки давление быстро падает. При прорыве давление упадет, а количество излившейся жидкости поддается расчетам. В соответствии с ними на промплощадках "Камы-2" и "Камы-1" сделана обваловка. Так что излившаяся жидкость останется в пределах обваловки на промплощадке, а не в реке Белой. Когда давление упадет до ноля, устье скважины отремонтируют и все излившиеся промстоки обратно в нее закачают.

- Подобные ЧП уже происходили?

- Такого не случалось. Правда, в интернете бродит информация, якобы на "Каме-1" был выброс в 2002 году. Действительно был случай, когда во время бурения произошел излив на поверхность пластовой жидкости, содержащей радионуклиды. Любая технология, тем более сложная, требует высокой культуры производства. В ее нарушении были в какой-то степени виноваты буровики. Бурили ночью, хотя это запрещалось, и опустили уровень бурового раствора в скважине. Давление в пласте стало больше, чем давление столба буровой жидкости, и она вышла наружу. Но это был не 2002 год, а ноябрь 1974 года.

В результате выброса никто не получил сверхдоз радиации. После этого пришлось провести дезактивацию промплощадки и закачать вылившуюся жидкость обратно. Грунт засыпали соответствующей землей. С тех пор на этом объекте уровень радиации составляет 50-60 микрорентген в час, нормальным считается фон до 30 микрорентген в час. Но это ничего не значит. Если подойти к любому памятнику или зданию, облицованным гранитом, радиационный фон составит 60-70 микрорентген в час.

- То есть, слухи о 1000 микрорентген в час на этих объектах являются только слухами?

- Я читал в интернете о том, как люди подошли к объекту, замерили 100, а потом 1000 микрорентген в час и разбежались. Не знаю, где это измерялось. Из специалистов, кто измерял уровень радиации на объектах, никто не разбегался. На "Каме-2" радиационный фон также нормальный.

Один из местных экологов писал в интернете также о том, что у него ряд родственников заболели раком и умерли. Можно понять и посочувствовать. В последние годы не только у нас, но и в других странах количество раковых заболеваний возросло. Но сам эколог связывает это с радиацией.

Давайте рассуждать. "Кама-2" находится в 40 км от Стерлитамака. На объекте нормальный радиационный фон, а в Стерлитамаке тем более. Если кто и мог заболеть от радиации, то это операторы, которые работают на "Каме-2" и на "Каме-1". Но я не знаю ни одного случая (и дай бог, чтобы так дальше было), чтобы кто-нибудь на этих объектах заболел раком. Причем, сотрудники держатся за свои места. Они работают и им там нравится.

Я бывал на мирных ядерных взрывах. О радиации там не приходится говорить серьезно. Но я также являюсь одним из ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС. Ездил туда каждый квартал по несколько дней и недель в течение трех лет. Какая радиация там, думаю, рассказывать не надо. Сейчас мне 78 лет, я продолжаю работать, надеюсь и дальше еще продолжу.

У заболеваний раком может быть множество причин: загрязненность воды и воздуха, а также пища, которую человек ест. Неизвестно, например, как влияют на организм продукты, содержащие ГМО. И надо брать причины заболевания в комплексе, связывать их напрямую неправильно.

Если уже говорить обо мне, то сам я родился в Башкирии, она моя малая родина. Закончил нефтяной институт в Уфе по специальности "горный инженер по разработке и эксплуатации нефтегазовых месторождений". Несколько лет работал на Туймазинском нефтяном месторождении. У меня много родственников в республике: они живут в Мелеузе, Кумертау и Салавате. В Салавате мои родственники работают на нефтехимическом комбинате. Естественно, я не заинтересован в ухудшении экологической обстановки в регионе.

- А вообще кто может проводить независимую экспертную оценку этих объектов?

- Экспертную оценку объектов "Кама-1" и "Кама-2" могут проводить специалисты, которые хорошо знают бурение скважин, гидрогеологию, геологию, подземную гидродинамику и хорошо, чтобы у них был опыт работы в этой сфере.

Желательно, чтобы это обсуждалось с теми, кто разрабатывал проекты, шла дискуссия. Анализ должны делать специалисты в этой области, иначе может получиться несерьезно.

Я уже не первый раз слышу замечания и критику в адрес наших объектов. Но что заметил, часто она приурочивается ко времени проведения очередных выборов. Человек захотел стать депутатом и ему надо с чем-то выйти к населению. Правильно, конечно, выйти с реальным и проработанным предложением, решающим какую-либо проблему. Но для этого надо иметь глубокие знания. А выступить в роли разносящего в пух и прах критика, активного защитника народа и природы гораздо проще. Среди депутатов есть достойные люди, но есть и такие, кто решает свои личные вопросы и реализует свои амбиции.

Выскажу еще одно предположение. Соду производят не только в Стерлитамаке, но и в ряде зарубежных стран, которые нас окружают. Я специально не стану их называть. Зарубежные предприятия хотели бы продавать России соду, может быть, и дешевле. Но для этого надо, чтобы Стерлитамак соду не производил. Когда такое произойдет, сода может стоить и дешевле, а может подорожать так, что мало не покажется.

Подобный пример, между прочим, есть. Американцы скуhttp://www.interfax-russia.ru/Povoljie/exclusives.asp?id=484718пили ряд содовых заводов в Бразилии с целью их модернизации, а через некоторое время и вовсе их закрыли. Теперь Бразилия покупает соду у США. Не исключено, что и у нас есть лобби, которое льет воду на "мельницу" зарубежных фирм, заинтересованных закрыть производство в Башкирии.

http://www.interfax-russia.ru/Povoljie/exclusives.asp?id=484718


Короткая ссылка на новость: http://sos-str.ru/~35RdC
0
Игорь Бессонов
Действительно стало понятно – что есть что. А то столько про эту Каму-2, да и жидкость с Соды начиталась, что страшно жить стало в родном городе. Нарисовали второй Чернобыль. Приходько  - специалист, ему  верю.
0
Юлия
Стоки эти с Соды в Белую не попадут, разъяснили. Спасибо!
0
Артур Баширов
Одно не понятно, а потом куда эту самую жидкость дистелерную будут сливать?
0
Иван Юшин
 да уж.вокруг камы которая возле д.Николаевка колодцам пришла хана.сам убедился проживая там.на горе вылез солончак то есть появляются очаги вот этой самой дряни.попасть на объек лекго ,если есть знакомый.помню там были военные брали пробы и проводили анализы воды ,так вот сказали сразу вашу воду не только пить  ей мыться нельзя .сам возил их не сколько раз в магазин за минералкой они на ней и готовили.вылазит эта хрень и на каме 1 ,проедете за тюрушлю ,и убедитесь сами.
 
 
Чтобы оставить свой комментарий, войдите на сайт или зарегистрируйтесь .